Все последние события из жизни вулканологов, сейсмологов
Японцев, Американцев и прочих несчастных, которым повезло родиться, жить
и умереть в зоне сейсмической активности

Стихия

Землетрясение, Извержения вулканов, Ледяной дождь, Лесные пожары, Ливни, Наводнения, Огненный смерч, Паводок, Смерчи (Торнадо), Тайфуны, Тектонический разлом, Ураганы, Цунами, град, ледоход

Вулканы

Авачинский, Асо, Безымянный, Везувий, Йеллоустоун, Кампи Флегрей, Карангетанг, Килауэа, Ключевская Сопка, Мерапи, Мон-Пеле, Невадос-де-Чильян, Питон-де-ла-Фурнез, Сабанкая, Тавурвур, Толбачик, Фуэго, Хурикес, Шивелуч, Этна

Тайфуны

Тайфун Нору

Наводнения

Наводнение в Приморье

Районы вулканической активности

Вулканы Камчатки, Вулканы Мексики, Курилы

Грязевые вулканы и гейзеры

Локбатан

Природа

Вулканы, Изменение климата, Красота природы

Наука

Археология, Вулканология

Наша планета

Живая природа, Спасение животных

Ураганы

Тайфун Мэттью, Ураган Ирма, Ураган Харви, ураган Мария

Районы сейсмической активности

Землетрясение в Италии, Землетрясение в Китае, Землетрясение в Турции

Солнечная система

Венера, Марс, Меркурий, Планета Земля, Плутон, Сатурн, Юпитер

Космос

экзопланеты

Астрономические события

Лунное затмение, Метеориты, Противостояние Марса, Суперлуние

Антропогенные факторы

Климатическое оружие

Землетрясения

Прогноз землетрясений

2020-01-09 21:58

Страх за планету. Что такое экологическая тревожность и как с ней живут люди?

Психологи стали выделять отдельный вид тревожности, вызванной изменением климата и другими экологическими проблемами. Американская ассоциация психологов определяет экотревожность как хронический страх перед экологической катастрофой. 

В европейских странах и США появляются группы психологической поддержки людей с экологической (климатической) тревожностью. Там участники делятся своими переживаниями, связанными с изменением климата, ухудшающейся экологической обстановкой, и ищут выход из угнетенного состояния.

Первая в России группа поддержки для людей с экологической тревожностью запустилась в Петербурге в ноябре. Ее курирует психолог и создательница магазина без упаковки «Покупай правильно» Ася Воронкова. Встречи пользуются спросом — Воронкова надеется, что они превратятся в большой проект, действующий в разных городах страны. 

«Такие дела» поговорили с людьми, ощущающими экотревожность, о том, как она возникает и проявляется, а психолог и коуч Александра Капустина объяснила, как справляться с тревожными состояниями и почему беспокоиться о будущем планеты — это нормально. 

 

Фото: pxhere.com

Настя Пяри

редакторка сайта «Активатика»

Я работаю редакторкой в проекте, связанном с проблемами окружающей среды. Ежедневно сталкиваюсь с информацией о свалках, полигонах ТБО, мусоросжигании, выбросах, изменении климата… Мне тревожно. Когда я смотрю фото животных, пострадавших от пластика, то ненавижу себя, потому что знаю: это и моя вина. Мне страшно выбрасывать то, что содержит пластик или перерабатывается.

Три года назад я рассталась с партнершей, с которой мы вместе жили и поддерживали друг друга в экологическом образе жизни. Я оказалась с сыном-подростком в общежитии. Там я продолжала собирать отходы раздельно и сдавала раз в месяц. Но однажды я пропустила акцию по раздельному сбору — и мешков стало в два раза больше. Они мешали в маленькой комнате. Из-за разрыва отношений у меня была депрессия, я почти не готовила, и сын покупал еду в пластиковой упаковке. И все это продолжало копиться. 

В какой-то момент нас попросили срочно выселиться из общежития. Я быстро нашла новое жилье, денег на переезд не было, вещей особо тоже. Я все перевозила на велосипеде и переносила в руках. И вот мне нужно было перевезти с одной квартиры на другую шесть мешков моего вторсырья. И я заплакала. Я стала уговаривать себя не тащить их. Подошла с ними к мусорным контейнерам, и там меня накрыл страх, что я очень сильно сейчас наврежу окружающей среде. Это был совершенно неразумный страх, мне стало не хватать воздуха. Я ощутила стыд и понесла свои мешки с мусором обратно. Дома себе говорила, что я тупая, что, кроме меня, во всей общаге никто не сдает мусор в переработку, что от одного раза ничего не случится страшного. И это меня разрывало на части. 

Я начала ходить к психологу из-за общего состояния. Мне удалось вернуть себя в стабильное русло и продолжать поддерживать раздельный сбор отходов в своем новом жилье.

Сейчас я стараюсь не подпускать близко к сердцу все, что читаю о проблемах окружающей среды. Из-за этого теряю часть своей чувствительности, в том числе профессиональной. Я как бы перестаю быть эмпатичной к природе, улавливать важные темы. Это меня злит, я пытаюсь балансировать: не слететь с катушек от чувствительности и не потерять эту чувствительность, не стать эмоционально тупой. Замкнутый круг. Помогает осознание того, что я должна позаботиться о себе, потом о природе и что я не одна.

cотрудница экологической организации, пожелавшая сохранить анонимность

У меня есть чувство, что мы уже погибаем, а окружающие еще на стадии «А в чем же мусор выносить?»

Экологическая тревожность связана со всем, что непосредственно касается меня. Например, строительство Юго-Восточной хорды. Я снимаю комнату в двух километрах от этого места и уже начинаю думать, что, возможно, пора искать другое жилье. Далее — еда. Микропластик в морской рыбе, соли. И вообще во мне? 

Мне тревожно, когда прошу положить еду в свой контейнер или когда захожу в цветочный, чтобы узнать, есть ли у них местные цветы. Это необычные с точки зрения окружающих действия. 

Сейчас я на стадии how dare you («Как вы смеете» — цитата из речи Греты Тунберг на саммите ООН по изменению климата в 2019 году. — Прим. ТД). Мне больно смотреть на сториз моих знакомых с одноразовым стаканчиком, поэтому я их скрываю. Весной искала себе психолога и нашла неплохую специалистку. Отказалась от нее, потому что она приходила на каждый сеанс с одноразовой кружкой.  

Я не поощряю тревожность в себе. У меня простое решение: представить разные сценарии и действия, которые я предприму. Если это то, что я не могу изменить, то учу себя отпускать.

В этом году я задумалась о том, стоит ли иметь детей в такой обстановке. Тут комплексная история, изменение климата — одна из составляющих. Я не вижу масштабных перемен в лучшую сторону, и, судя по всему, будет плохой вариант с пожарами, наводнениями, кучей людей без домов. Я не хочу, чтобы мои дети страдали из-за коллективной безответственности. 

Николай Емельянов

психолог

Тревожность у меня проявлялась и до того, как я начал вести осознанный образ жизни. А когда стал разделять отходы, распространилась и на эту сферу. Сложно сказать, что послужило триггером. Может быть, понимание, что не весь мусор можно переработать, и несогласие с этим.

Тревожность прогрессировала постепенно. Я все меньше и меньше мусора выкидывал в помойку. Сейчас много времени трачу на сортировку и подготовку вторсырья к сдаче. Например, не вырезаю ценники с упаковки, а аккуратно их отклеиваю: вторсырье же пропадет! Еще я коплю любой мусор, который потенциально будет перерабатываться в будущем или может пригодиться мне для каких-нибудь проектов. На общих тусовках с друзьями я тоже забираю все вторсырье и увожу домой, хотя, кроме меня, это никому не нужно.

Я часто себя настолько загоняю, что не могу купить еду, когда очень голодный, потому что не могу найти что-то без упаковки или в таре, которую можно сдать в переработку. 

Я психолог по образованию и периодически осмысливаю эту проблему. Говорю сам себе, что не так ужасно, если я выкину что-то неперерабатываемое, — я все равно делаю много, делаю хорошо, делаю намного больше по сравнению с другими. Любовь к себе помогает. Еще помогает надежда на будущее, что ответственных людей будет больше, найдут хороший способ избавиться от свалок, население не будет мусорить себе под ноги на улице, а производители будут делать простую упаковку, которую можно переработать.

Елизавета

студентка

Я учусь в университете и руковожу там экологическим сообществом. Полгода назад я заметила, что уже не просто думаю об экологических проблемах, а ощущаю постоянную тревогу из-за них. Могу увидеть картинку с истощенным белым медведем и ощущаю страх, всплеск эмоций. Обычно это не так критично, но когда меня еще что-то беспокоит, это выливается в жуткую панику. Начинает быстрее биться сердце, тошнит, чувство, будто фильм ужасов посмотрела.

Такие моменты длятся от нескольких минут до целого дня и повторяются раз в две недели точно. Иногда чаще, если я сходила в магазин несколько дней подряд и увидела все эти упаковки, пластик на каждой полке.

Меня волнует нерациональное, расточительное поведение человечества, несмотря на то что у нас уже есть ресурсы и знания, чтобы решать проблемы и действовать иначе. Когда я вижу истощенного белого медведя, то не конкретно за него беспокоюсь, я беспокоюсь о том, что таких животных много и это несет последствия для человека: болезни, снижение биоразнообразия в нашей среде обитания. Я боюсь, что человечество исчезнет раньше значительных изменений, которые бы повлияли на ход Вселенной. Все эти страдания пропускаю сквозь себя.

Меня успокаивают, говоря: «Абстрагируйся, невозможно, чтобы сразу все все поняли, все пройдет, уже меняется, ты делаешь очень многое». Но у меня тревога не из-за того, что ничего не меняется. У меня тревога, потому что сейчас уже очень много плохого происходит.

Я ходила к психологу, поднимала и этот вопрос тоже, но мне начали говорить про «экологию души, чистоту мысли» — разговор ушел не в ту степь. Сейчас я хожу в группу поддержки для людей с экотревожностью, которую ведет Ася Воронкова. Мне помогает такой формат. Я вижу, что люди испытывают те же эмоции, что это нормально, такое бывает. Теперь мне есть где выговориться. Некоторые причины моей тревожности уже ушли.

Я считаю важным говорить об этом. Очень не хочется, чтобы люди думали: «Ой, да она преувеличивает» или «Все эти экологи поехавшие». Я просто человек, такие эмоции испытывать нормально, они имеют под собой почву.

Александра Капустина

психолог, коуч. Работает с организациями «РазДельный сбор», «Экологический союз», благотворительным магазином «Спасибо!»

У каждого человека есть базовый уровень тревоги и в разной степени развитые навыки, как с этим справляться. Тревога — это важное и хорошее чувство, оно обеспечивает нам выживание. Но обстоятельства и личностные особенности могут провоцировать повышенный уровень тревоги. Экологическая обстановка тоже может стать таким стимулятором. 

У нас высокий уровень тревоги населения в целом, особенно в регионах. Но народ в основном тревожится не об экологической ситуации — слишком много других проблем. В ближайшее время я бы не прогнозировала рост экотревожности в России, как это происходит в Европе или Америке.

Беспокоиться из-за изменения климата и других экологических угроз нормально. Но у некоторых людей при столкновении с пугающей информацией срабатывает защитный механизм. Их два вида: игнорирование («Я этого не знаю, следовательно, это не существует») или снижение значимости, обесценивание — проще признать другого неадекватным, чем верить его словам. Это работает в любой сфере жизни. 

С любым страхом технология работы примерно одна и та же. Она называется «посмотреть в глаза страху». Сначала задать себе вопрос: «Чего я боюсь?» — и выписать это. Затем нужно разделить страхи на две категории. Первая — «Могу повлиять на это». Тут надо подумать, что человек может сделать, а потом начать действовать. Вторая — «От меня это никак не зависит». Здесь нужно согласиться, что на это человек повлиять не может. Но можно подготовить план Б и придумать, что делать, если пугающие последствия все же наступят. 


Источник: takiedela.ru