Все последние события из жизни вулканологов, сейсмологов
Японцев, Американцев и прочих несчастных, которым повезло родиться, жить
и умереть в зоне сейсмической активности

Стихия

Землетрясение, Извержения вулканов, Ледяной дождь, Лесные пожары, Ливни, Наводнения, Огненный смерч, Паводок, Смерчи (Торнадо), Тайфуны, Тектонический разлом, Ураганы, Цунами, град, ледоход

Вулканы

Агунг, Везувий, Даллол, Ибу, Йеллоустоун, Кампи Флегрей, Карангетанг, Килауэа, Ключевская Сопка, Момотомбо, Мутновский, Невадо-дель-Уила, Сабанкая, Таранаки, Толбачик, Турриальба, Фуэго, Хурикес, Шивелуч, Этна

Тайфуны

Тайфун Нору

Наводнения

Наводнение в Приморье

Районы вулканической активности

Вулканы Камчатки, Вулканы Мексики, Курилы

Грязевые вулканы и гейзеры

Локбатан

Природа

Вулканы, Изменение климата, Красота природы

Наука

Археология, Вулканология

Наша планета

Живая природа, Спасение животных

Ураганы

Тайфун Мэттью, Ураган Ирма, Ураган Харви, ураган Мария

Районы сейсмической активности

Землетрясение в Италии, Землетрясение в Китае, Землетрясение в Турции

Солнечная система

Венера, Марс, Меркурий, Планета Земля, Плутон, Сатурн, Юпитер

Космос

экзопланеты

Астрономические события

Лунное затмение, Метеориты, Противостояние Марса, Суперлуние

Антропогенные факторы

Климатическое оружие

Землетрясения

Прогноз землетрясений

2019-01-12 21:56

"Кило мандаринов — триста рублей". Как выживают на Крайнем Севере

Планета Земля

Дома "на курьих ножках", медведи на улицах, сугробы по пояс, а в небе вместо солнца — северное сияние. Дней на Крайнем Севере России зимой нет, только длинные морозные ночи, и так не один месяц. Местные привыкли: без труда заводят машину в минус 45, сквозь пургу ведут детей в школу и откапывают из снега свои дома после затяжной метели. Как пережить полярную ночь — в материале РИА Новости.

Антон Ханеев, Диксон

Наш поселок — самый северный населенный пункт России. Живет здесь около пятисот человек. Рано темнеет уже в сентябре, а к ноябрю солнце пропадает совсем — до конца марта. Сейчас чуть светлее лишь с часу до двух дня. Остальное время бродим в потемках, хотя фонари более-менее освещают путь. Еще один постоянный источник света — Луна.

Антон Ханеев с сыном

© Фото из личного архива

Антон Ханеев с сыном

Гулять детей одних в такую погоду не отпускаем. Не только из-за темноты: в поселок то и дело заглядывают медведи. В основном молодые. Претендуют на еду в собачьих мисках. Дома у нас стоят на "курьих ножках" — полутораметровых сваях: из-за вечной мерзлоты котлован под нормальный фундамент выкопать невозможно. Так медведи прямо под домами и ночуют неделями. Детеныши неагрессивные, а когда приходит взрослый медведь, по подъездам расклеивают объявления с предупреждением.

Иногда температура опускается ниже 45 градусов. На удивление, сейчас у нас вообще "лето": всего минус девять. Однако все зависит от ветра — пурга здесь по несколько месяцев. Когда дороги заметает, на машине не проедешь. Ходим с пятилетним сыном в садик пешком: закутаю его с ног до головы, вцепится в меня посильнее — и вперед по сугробам. Мне повезло, я хоть и работаю сварщиком, но в помещении. Многие коллеги трудятся на улице: сваркой и светят в ночи, и греются.

По вечерам все обычно дома или в гостях, сидим в свитерах и шерстяных носках, если ветер в окна. В поселке ни одного кафе или бара. Только два продуктовых магазина. Жаль, свежих ягод там не найдешь, да и овощи на прилавке не всегда. То, что в наличии, стоит недешево: на днях брал кило мандаринов по триста рублей.

Медвежонок ищет еду в поселке Диксон

© Скриншот с видео Антона Ханеева

Медвежонок ищет еду в поселке Диксон

Еще дороже только интернет. Я плачу три тысячи за триста мегабайт в день — даже переписываться не всегда хватает. Связь с внешним миром вообще проблема. Через тундру дорогу не проложишь, добраться сюда можно только по воздуху. Обычно самолет загружают товаром на продажу, места для посылок не остается: уже полтора месяца жду обувь.

Принимаем витамины, но все равно хвораем, у многих проблемы с зубами. К сожалению, стоматолога у нас нет. Вообще, докторов мало: несколько медсестер и педиатр — один за всех.

Впрочем, мы не унываем. Здесь потрясающие охота и рыбалка. Можно и в полярную ночь выбраться, если есть снегоход. Хотя летом все же приятнее: люди оживают, выползают на улицы, гуляют. Только вот до этого еще очень далеко.

Михаил Никитенко, Харп

"Харп" в переводе с языка коренных народов — "северное сияние". Хотите понять, как это выглядит? Представьте съемки салюта на плохую камеру: в небе медленно переливаются расплывчатые цветные пятна. В основном зеленые, но чем ярче вспышка, тем больше добавляется оттенков. Северное сияние освещает наши темные зимы на несколько часов раз пять за год. Помню, в детстве однажды светило так ярко, что даже заснуть не мог. Красиво, но у многих начинает болеть голова.

Михаил Никитенко

© Фото из личного архива

Михаил Никитенко

Сегодня тепло: минус 25. А вот полторы недели назад случился апокалипсис. Мороз минус 45 и сильная пурга. Собирались к друзьям на день рождения в баню, так ее засыпало наполовину, не подобраться. В поселке нас тысяч пять, все знаем друг друга — попросили трактористов расчистить. А вот двери в гараж и в дом в те же дни пришлось откапывать самому. Только лопата-то внутри гаража.

В такую погоду легко заболеть. Вышел с тепла покурить — проснулся простуженный. Топят в сильные заморозки будь здоров. У меня дома, наверное, где-то плюс 35. Приходится открывать все окна — тоже может быстро продуть. Пока добираюсь до работы, вся растительность на лице покрывается густым инеем. Особенно сильно леденеют усы из-за пара от дыхания. В общем, без подштанников на улицу ни ногой.

Чтобы завести машину, пользуются подогревом двигателя: либо включают с пульта (такие можно даже выставить на определенное время), либо тянут провода от "котла" прямо из домашних розеток — они свисают из половины окон. Или ставят авто в теплые гаражи. Если выходишь из машины ненадолго, лучше вообще не глушить. У всех таксистов в багажниках лопата: закопаться — две секунды. Правда, как только ударяет мороз, они куда-то резко пропадают.

Поселок Харп

© Фото из личного архива Михаила Никитенко

Поселок Харп

На территории поселка две колонии, одна для пожизненно осужденных, "Полярная сова". Бежать заключенным некуда: вокруг тундра. В тундре живут ненцы в чумах — конусообразных шатрах из оленьей шкуры. У зажиточных стада по 500-600 оленей.

Из развлечений в поселке лишь дом культуры и кафе на три столика: суши и пицца, с доставкой на дом. Есть небольшой рынок, но в основном одежду и бытовую технику заказываем почтой.

В свободное время ходим на лыжах, некоторые освоили сноуборд. Иногда ездим отдыхать в Лабытнанги за 30 километров или в Салехард. Там уже заведения на любой вкус: бары, рестораны, кино. Очень яркий город: все дома выкрашены в желтый, голубой или персиковый, чтобы в потемках было повеселее.

Стэлла Кох, Дудинка

Зима у нас длинная — девять месяцев. И холодная: иногда температура опускается ниже 55. Темно почти всегда, уличные фонари оснащены специальными датчиками света — выключаются только днем часа на полтора. Хотя днем это все равно назвать сложно. В центре с освещением все в порядке, лбами не стукаемся. На окраинах, конечно, хуже, как и в любом городе. Иногда тьма нагоняет тоску, но главное — быть при деле, тогда не до депрессии. Взрослые предпочитают в такую погоду выходить лишь по работе или за хлебом. А дети такой народ: им хоть полярная ночь, хоть мороз минус 45 — барахтаются в сугробах, и ничего.

Стэлла Кох

© Фото из личного архива

Стэлла Кох

Из-за сильных метелей кварталы спроектированы так, чтобы не было больших открытых пространств: так ветер меньше дует. Это важный фактор, даже занятия в школах отменяют по совокупности температуры и силы ветра. Правда, работу никто не отменял, поэтому и садики никогда не закрывают. Качество отопления в домах, особенно в панельных, зависит от этажности: если тепло подают через верх, мерзнут нижние этажи, и наоборот. Плохо, когда в августе ночью уже минус, а отопления нет, потому что готовят котельную к сезону. Впрочем, такое холодное лето у нас не всегда.

До 2007 года Дудинка была административным центром Таймырского автономного округа — по сути, отдельным субъектом. Теперь мы город районного подчинения в Красноярском крае, и многие госструктуры переместились из Дудинки в Норильск. Чтобы, к примеру, решить вопрос с налоговой, необходимо ехать на утреннем автобусе сто километров, а потом обратно. Часть трассы вообще не освещена, нередко ее заметает — проехать невозможно. Случаются и аварии: машина закапывается и не может сместиться на обочину, из-за плохой видимости в нее врезается другая. Помимо этой трассы, никакой связи с остальным миром нет.

Поселок Дудинка

© Фото из личного архива Стэллы Кох

Поселок Дудинка

Еще абсурднее ситуация с почтой. Сортировочное отделение перенесли в Норильск. Даже письма по Дудинке сначала везут туда, распределяют, а потом обратно. Нет погоды — нет посылки. Газеты в соседние поселки доставлять теперь не имеет смысла: пока сделают круг, успевают устареть.

Продовольствие везут автотранспортом по зимникам, баржами по высокой воде, по пути, прорубленному ледоколом, или вертолетом. Из-за этого цены на продукты в поселках заоблачные. Хотя и у нас недешево: 450 рублей за килограмм свежих огурцов. Впрочем, каждый день их здесь никто не ест. Зато цветов на удивление много — несколько предпринимателей регулярно завозят, яркие растения нас немножко согревают.


Источник: ria.ru