Все последние события из жизни вулканологов, сейсмологов
Японцев, Американцев и прочих несчастных, которым повезло родиться, жить
и умереть в зоне сейсмической активности

Стихия

Землетрясение, Извержения вулканов, Ледяной дождь, Лесные пожары, Ливни, Наводнения, Огненный смерч, Паводок, Смерчи (Торнадо), Тайфуны, Тектонический разлом, Ураганы, Цунами, град, ледоход

Вулканы

Авачинский, Агунг, Везувий, Вильяррика, Иджен, Йеллоустоун, Карымский, Килауэа, Кливленд, Ключевская Сопка, Невадос-де-Чильян, Ньирагонго, Питон-де-ла-Фурнез, Толбачик, Турриальба, Фуэго, Хурикес, Шивелуч, Этна, Ясур

Тайфуны

Тайфун Нору

Наводнения

Наводнение в Приморье

Районы вулканической активности

Вулканы Камчатки, Вулканы Мексики, Курилы

Грязевые вулканы и гейзеры

Локбатан

Природа

Вулканы, Изменение климата, Красота природы

Наука

Археология, Вулканология

Наша планета

Живая природа, Спасение животных

Ураганы

Тайфун Мэттью, Ураган Ирма, Ураган Харви, ураган Мария

Районы сейсмической активности

Землетрясение в Италии, Землетрясение в Китае, Землетрясение в Турции

Солнечная система

Венера, Марс, Меркурий, Планета Земля, Плутон, Сатурн, Юпитер

Космос

экзопланеты

Астрономические события

Лунное затмение, Метеориты, Противостояние Марса, Суперлуние

Антропогенные факторы

Климатическое оружие

Землетрясения

Прогноз землетрясений

2018-07-20 15:54

Гринпис: За последний год Россия потеряла 5,3 млн гектаров леса

живая природа

Только за последний год Россия потеряла 5,3 млн гектаров леса. Больше всего деревьев уничтожили в Приангарье, Бурятии, Якутии, Красноярском крае, Амурской и Архангельской областях, а также в Ямало-Ненецком автономном округе. Об этом сообщает «МБХ Медиа».

Как рассказал изданию руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко: «Если говорить в целом по стране, в целом в долгосрочной перспективе у нас 1 миллион гектар вырубается и три миллиона сгорает». Так, больше всего леса горят в Якутии, Бурятии, Амурской, Иркутской областях и Краснодарском крае.

По словам эксперта, огромную площадь на территории России занимает так называемая «зона контроля лесных пожаров» — области, где, согласно приказу Минприроды №?426, пожары разрешено не тушить, поскольку там нет «угрозы населенным пунктам или объектам экономики в случаях, когда прогнозируемые затраты на тушение лесного пожара превышают прогнозируемый вред, который может быть им причинен».

«Если говорить о последних неделях, то на пожары, которые тушатся, приходится всего 5% от той площади, которая горит. Даже на те пожары, которые тушат, очень сильно не хватает людей и техники», — рассказывает Ярошенко.

Эксперт поясняет, что деньги на тушение пожаров выделяются из федерального бюджета, и сибирским и дальневосточным регионам выделяют в 10 раз меньше денег, чем необходимо на ликвидацию всех пожаров.

«По рубке абсолютный лидер — Иркутская область. А так дальше идут Архангельская, Вологодская области. В основном это таежная зона», — поясняет Ярошенко.

«Разрешенные объемы рубки у нас рассчитываются с огромным запасом. Рассчитываются по старым и липовым данным, поэтому они завышены примерно в три раза. Есть конечно всякие ограничения, которые надо соблюдать, но в первом приближении получается, что рубят столько, сколько могут съесть: продать или экспортировать. Поэтому объемы рубок стабильны по регионам — что было три года назад, что сейчас», — объясняет Ярошенко.

При правильном лесном хозяйстве тайга восстанавливается за 60?80 лет, а при неправильном — более чем за 150.

«Лес — огромная беспризорная территория, которая ведется хаотически. Но вырубается все так, как будто ведется правильное лесное хозяйство, — говорит Ярошенко. — Леса качественно деградируют, особенно это хорошо заметно в регионах-лидерах по пользованию этих лесов. Это европейский север и Приангарье».

Уничтожение лесов крайне негативно сказывается на экологии. Например, вырубка лесов в Иркутской области приводит к прогрессирующему обмелению Байкала.

Однако негативное влияние происходит не только на экологическую, но и на социально-экономическую обстановку.

«Наша система лесопользования рассчитана на то, чтобы за два-три десятилетия „доесть“ все ценное, после этого поселки, живущие за счет лесного хозяйства, просто умрут, — говорит Ярошенко. — И такие поселки умирают по стране тысячами. За последние четверть века из-за деградации лесных ресурсов у нас было потеряно порядка двух миллионов рабочих мест, которые лес мог бы давать людям. Это очень много, для сельских районов это катастрофа».


Источник: www.znak.com