Все последние события из жизни вулканологов, сейсмологов
Японцев, Американцев и прочих несчастных, которым повезло родиться, жить
и умереть в зоне сейсмической активности

Стихия

град, Землетрясение, Извержения вулканов, ледоход, Ледяной дождь, Лесные пожары, Ливни, Наводнения, Огненный смерч, Паводок, Смерчи (Торнадо), Тектонический разлом, Ураганы (Тайфуны), Цунами

Вулканы

Симмоэ, Авачинский, Алаид, Асама, Асо, Багана, Баурдарбунга, Безымянный, Бромо, Булусан, Везувий, Вениаминова, Вильяррика, Вольф, вулкан Агунг, Вулкан Таранаки, Вулкан Хурикес. Боливия, Вулкана Богослов, Вулкана Эрта Але, Гамалама, Даллол, Дуконо, Жупановский, Ибу, Иджен, Йеллоустоун, Кальбуко, Камбальный, Кампи Флегрей, Карангетанг, Карымский, Катла, Килауэа, Кливленд, Ключевская Сопка, Колима, Копауэ, Котопахи, Кроноцкая Сопка, Локон, Масая, Мауна-Лоа, Меру, Михара, Момотомбо, Мон-Пеле, Мутновский, Невадо-дель-Руис, Невадо-дель-Уила, Невадос-де-Чильян, Ньирагонго, Онтаке, Павлова, Питон-де-ла-Фурнез, Сабанкая, Тавурвур, Толбачик, Тунгурауа, Турриальба, Тятя, Убинас, Узон, Фогу, Фуэго, Шивелуч, Эйяфьятлайокудль, Эльдфедль, Этна, Ясур

Тайфуны

Тайфун Нору

Наводнения

Наводнение в Приморье

Районы вулканической активности

Вулканы Камчатки, Вулканы Мексики, Курилы

Грязевые вулканы и гейзеры

Локбатан

Природа

Вулканы, Изменение климата, Красота природы

Наука

Археология, Вулканология

Наша планета

Живая природа, Спасение животных

Ураганы

Тайфун Мэттью, Ураган Ирма, ураган Мария, Ураган Харви

Районы сейсмической активности

Землетрясение в Италии, Землетрясение в Китае, Землетрясение в Турции

Солнечная система

Венера, Марс, Меркурий, Планета Земля, Плутон, Сатурн, Юпитер

Космос

экзопланеты

Астрономические события

Метеориты, Суперлуние

Антропогенные факторы

Климатическое оружие

Землетрясения

Прогноз землетрясений

2017-12-15 13:07

Более десяти лет супруги Барашковы в Якутии живут в глухом лесу

жизнь животных

Более десяти лет назад пенсионер Егор Егорович Барашков решил перебраться из маленького села Толоон (Бахсы), которое находится в Чурапчинском улусе, жить в родовой алас. Местность эта находится в более 30 километрах от деревни посреди непроходимого леса. О жизни и заботах современного отшельника наш сегодняшний собеседник рассказал корреспонденту NVpress.

«Буду тут жить»

- Вы не думайте, что я живу как неотесанный отшельник-аскет - я поцивилизованней многих буду, - смеется Егор Егорович. – Ушел из деревни давно, когда моя жена Анна уехала к детям в другой улус. Родились внуки, и без ее помощи им было никак. Я же напрочь отказался покидать родную деревню. Но мужику, оказывается, сложно жить одному. Запил.

Так начинается рассказ Егора Егоровича.

После очередного запоя, он твердо для себя решил, что так больше продолжаться не может. Он запряг свою лошадь, собрал немного продуктов, зарядил радио и направился в сторону своего аласа, на котором с малых лет косил сено. Местность эта находится примерно в 30 километрах от деревни. Через несколько дней за ним приехал младший на уазике, чтобы забрать обратно. «Не поеду. Буду тут жить!», - отрезал Егор Егорович. И сдержал свое слово.

Дом со стеклопакетами, солнечная энергия

Первые пять лет Егор Барашков жил в старенькой хибарке, которая служила много лет местом ночлега во время сенокоса и охоты. Сложнее всего приходилось зимой, когда тепло исходило только от потрепанной годами буржуйки, а тусклое освещение – от свечки или керосиновой лампы. За пенсией и продуктами в деревню он ездил на лошади. Чтобы преодолеть это расстояние, ему приходилось добираться целый день.

- Я никогда не был прихотлив в быту, не боялся тяжелой работы, - говорит Барашков. - В свое время у меня было фермерское хозяйство: десятки коров, свиньи, куры, гуси, утки, даже кроликов разводили. В одно время мы считались даже зажиточной семьей, но из-за экономических передряг все рухнуло. Но и сегодня я без дела не сижу – у меня небольшой табун лошадей, за которым я присматриваю круглый год.

Со временем старенький балаганчик ветшал и все больше становился непригодным к проживанию. А ведь в деревне у Егора Егоровича пустовал большой добротный дом, полный мебели и утвари. Но чем дольше он жил один в лесу, тем меньше хотелось возвращаться назад.

И однажды летом он решил, что построит себе дом здесь – посреди леса. Стройка закончилась к осени – помогли родные, и очередную зиму он встречал в новом сосновом срубе с кирпичной печью. К этому моменту внуки подросли, и после семи лет одиночества, к мужу в алас перебралась жена Анна.

- Односельчане мне завидуют, говорят, у нас до сих пор окна в замазках, а у вас стеклопакеты установлены, - смеется наш герой. - Это мой зять Володя из города привез современные окна. Когда приехала жена, решил, что держать ее в темноте при свечах негоже. Купил дизельный генератор. Правда, денег на топливо уходило много, да и в деревне оно в дефиците. Так что, накопив денег, в позапрошлом году приобрел за 70 тысяч солнечную электростанцию. Хорошая вещь – теперь смотрим телевизор (у нас есть спутниковая антенна), стираем вещи в машинке, продукты хранятся в холодильнике, а еду готовим на плите. Правда, зимой, особенно в декабре, когда световой день короток, энергии мало. Но ничего, на этот случай есть у нас генератор. Так что я не живу как леший, у меня цивилизации полно! Пусть и в дремучем лесу.

Нельзя брать больше, чем положено

День у супругов начинается рано – в пять утра. Пока топится печка, они пьют крепкий кофе и слушают радио. Егор Егорович также ведет дневник, в который записывает все происходящее, наблюдения и планы на ближайшие дни. После завтрака нужно накормить табун, пробурить прорубь, занести лед, расчистить снег у дома. Также обязателен у Егора Егоровича ежедневный обход угодий на лошади. В это время Анна Константиновна занимается домашними делами. Сейчас у нее хлопоты с рассадой – летом у нее отлично растут огурцы, помидоры, перцы. А какой аромат стоит, когда Анна Константиновна печет домашний хлеб, якутскую лепешку и оладьи! Словом, дел невпроворот, скучать некогда!

- Наше эбэ – аласное озеро - было пустым, - вспоминает Егор Егорович. - Даже мундушки не водились, только водяные жуки вели хозяйство. Поэтому, когда я только начал здесь обустраиваться, наловил в соседнем аласе карасей и запустил их в свое озеро, чтобы размножились на новом месте. Мои труды увенчались успехом - сейчас можно мешками ловить жирных карасей. В позапрошлом году приезжали даже деревенские на мунха. Улов был отличным! Правда, в этом году не разрешил это дело. Озеро должно отдыхать. От природы нельзя брать больше, чем положено - это мой главный завет. Мы с женой живем в лесу и должны почитать природу. Мы здесь не хозяева. Животных здесь много, хоть каждый день добывай по паре косуль, а если повезет, можно подстрелить и лося. Конечно, как любой якут я люблю и уважаю охоту, но не стреляю в каждое попавшееся на пути животное. Беру только то, что могу съесть сейчас. Впрок не истребляю. Кстати, в наших краях давно не было зайцев, а в этом году полно их следов. Это радует.

Летом часто заходят в алас и медведи. По словам Егора Егоровича, это очень мудрые животные. Если ты не желаешь ему зла, хозяин тайги мирно уйдет восвояси. Мужчина придерживается и якутских обрядов: он часто просит благословления у огня, воды и леса, задабривая оладьями и кумысом.

Моим кумиром был Уго Чавес

Несмотря на то, что от большой земли Егор живет изолированно, он в курсе всех событий в мире. Все последние новости узнает из радио и телевизора. Каждую новость он анализирует, и на все у него есть свое мнение.

- То, что сейчас происходит на Украине, уму не постижимо, - возмущается Егор Егорович. - Это откуда взялись такие ничтожные политиканы, которые льют кровь своих братьев!? Никогда не думал, что стану свидетелем гражданской войны. Еще больше злит, что Америка возомнила себя всемирным полицаем! Все революции и конфликты в мире происходят с их подачи. А ведь я так радовался, когда штаты избрали своим президентом чернокожего Барака Обаму. Но он не оправдал надежд. Такое чувство, что вся его политика направлена против России. Лучше бы он занялся внутренней экономикой своей страны. Сегодня из сильных мира сего мне никто не импонирует.

- Моим кумиром был и остается Уго Чавес, который стоял один против целого мира и не боялся делать выпады против Америки. Я считаю, что такие харизматичные и необычные политики рождаются раз в столетие. Я искренне огорчился, когда он умер.

Лэппиэрийэ – Империя

Алас, в котором проживают пенсионеры, называется Лэппиэрийэ, но все именуют его Империей. Завелось это, когда внучок Егорка, названный в честь дедушки, никак не мог запомнить название местности. «Хочу к деде и бабе в Империю! А когда мы поедем в Империю? В Империи так хорошо!» - просился часто мальчик у родителей. Вот так и закрепилось за угодьем дедушки величавое название.

Два года назад над Империей Егора нависла угроза. Лесные пожары вплотную подошли к его сенокосным угодьям.

- Весь лес справа выгорел. Огонь наступал и к аласу. Мы даже с женой все необходимые вещи вынесли ближе к озеру, да и сами были наготове в случае чего сесть на лодку и уплыть к середине водоема, чтобы спастись. Вовремя приехали пожарные, которые на тракторе вспахали землю, чтобы остановить пламя. Да и я без дела не сидел. На подмогу ко мне приехал муж сестры жены Петр, с которым мы ночами не спали, караулили, тушил огонь, чем и как могли. Слава богу, все обошлось – удалось спасти от огня свою землю.

У Егора и Анны пятеро детей – два сына (старший погиб) и три красавицы-дочери. У них восемь внуков и два правнука. Дети частенько навещают своих родителей, а веселее всего здесь бывает летом, когда все собираются на сенокос.

- У меня начались проблемы со зрением - запустил глаукому. Сам виноват, ведь родные долго пытались меня увезти в Якутск, чтобы показать врачам. Противился, не хотел уезжать из своего аласа. Вот и поплатился за свое упорство – один глаз полностью ослеп. Врачи сказали, что я чуть не опоздал и со вторым. Так что теперь мне, одноглазому, скакать на лошади до деревни стало сложно. Хорошо, что в селе живет брат Коля. Он и возит нам продукты и необходимые вещи. Очень ему благодарен.

Несмотря ни на что возвращаться в село Егор Барашков не намерен:

- Да, есть проблемы со здоровьем, да и моложе я не становлюсь, но возвращаться в село я не намерен. Жена Анна согласна со мной. Нам хорошо вдвоем жить в глуши, вдалеке от суеты, в тишине, наедине с природой. И нам ни разу не скучно и одиноко, как думают многие. Здесь время идет по-другому, здесь дышишь полной грудью и жизнь ощущаешь по-настоящему.

Екатерина Иванова